Заказать рекламу

Когда мужчина решает жениться

Источник:

Часто мы разбиваем сердца любимым и осознаем это лишь после того, как причинили боль. Но Александр Цыпкин сделал все, чтобы спасти настоящее чувство и поведал нам сою историю.

"Судьба не рулетка, а программный код. Я понял это довольно давно, в прошлом тысячелетии, когда стал свидетелем детективного по напряжению и практически эзотерического по содержанию любовного сюжета.

Мой друг Аркаша, немного скучный, но добрый и живенький дизайнер, встал на тернистый путь моногамии. Шел он по нему с девушкой по имени Анна, обаятельной, с изящными руками. Пожалуй, всё. Красоты особенной в ней не наблюдалось, но была удивительная мраморность (если проводить примитивную параллель со стейком) характера. Мягкая снаружи, твердая в середине и совершенно беззащитная совсем глубоко внутри. Но по общему мнению, это «глубоко внутри» тоже имело несколько слоев, какой — последний, никто из нас, умудренных жизнью 25-летних оболтусов, определить не мог. Аркадия эта особенность держала в постоянном напряжении и нерешительности относительно дальнейших действий. «Пойми, я даже готов размышлять о возможности сделать через несколько лет намек на перспективу свадьбы. (Всегда забавно наблюдать за мужчинами, считающими, что только они властелины времени), но я вообще не понимаю, какая она. Я реально совершенно не могу предсказать ее реакции, а как жить с таким подарком?» Так он и мучился.

Тем временем наступило 31 декабря. Мы собирались большой компанией вставить бенгальские огни в оливье и заснуть в нем же. Для этого сакрального события я направился в квартиру Аркаши прямо с утра, чтобы начать подготовку к празднику.

Иногда смотришь женщине в глаза и понимаешь, что ты собой не владеешь. Это так редко бывает в жизни.

— Сань, тут такое дело, — сказал он, — ты меня знаешь, я не донжуан, но вчера я встретил на улице Киру Азарову, помнишь, из моей группы? В общем, если я сейчас ей напишу, она днем приедет.

— Аркаша, я ее очень хорошо помню, но ты же верный, как кирпичи Мавзолея! С чего вдруг тебя так понесло?

— Знаешь, иногда смотришь женщине в глаза и понимаешь, что ты собой не владеешь. Это так редко бывает в жизни. Как мне остановиться?

— А если бы тебе прямо сейчас нужно было выбрать Аню или этот — еще не факт, что феерический — секс?

Аркаша, отличавшийся любовью к философии, мучительно скривился и ответил уклончиво:

— Если такого выбора прямо сейчас передо мной нет, значит, я не готов его сделать. Положусь на интуицию.

Судя по всему, в этот момент кто-то сверху прислушался к его словам и зажег фитиль. Аркаша потыкал в телефон и наконец, довольный, сообщил:

— Цыпкин, вали домой до пяти минимум, жребий брошен, как говаривал Наполеон.

— Вообще-то Цезарь. И что ты там бросил?

— Читай!

Я стал читать оправленное sms: «Кира, жду вас в два часа, чтобы романтически проводить уходящий год. Держать в руках себя не обещаю, уж слишком вы прекрасны для моей скучной жизни».

Аркаша сидел и курил. Счастливый, торжествующий, со взглядом Цезаря, входящего сразу в Нью-Йорк. Все было прекрасно в этом сообщении. Стиль, посыл, лаконичность и особенно адресат. Аркаша отправил его Ане. Я смотрел на друга и удивлялся материальности мыслей. А потом поделился своим наблюдением.

В этот момент Аркадий сладостно выдыхал табачный дым. После моих слов дым как будто еще минуты две шел из его открытого рта, как пар из кипящего чайника. Сказать, что Аркаша остолбенел, не сказать ничего. Я осторожно вынул сигарету из его окостеневших рук. Еще через минуту он холодным голосом сказал:

— Я только что ее убил.

— Кира — еще и мужское имя. Может, как-то это обыграть? — я неуклюже пытался найти решение. Но друг как будто не услышал моих слов:

— И дело же не в страхе потери или в чувстве вины. Ты же знаешь, Аня не очень красивая. И она тоже об этом знает. Более того, она уверена, что ее душа всегда проиграет чьей-то красоте. Аня видела фотографию Киры в нашем выпускном альбоме. Помню, еще сказала: «Какая мистическая красота». И так мучительно и тепло на меня посмотрела.

Аркаша не обладал обычным для нашей компании детским цинизмом, но и слезливой размазней его нельзя было назвать.

Аркаша долго смотрел сквозь меня, и я физически ощутил рождение какой-то очень важной мысли в его кудрявой голове. «Знаешь, а я поеду предложение сделаю!» — наконец сообщил он.

Я ожидал какой угодно реакции, кроме абсолютно не объяснимого — для меня того времени — переживания чужой боли как своей собственной, единственно верного признака любви.

— Ты знаешь, если бы она просто написала «Аркаша, ты подлец, исчезни из моей жизни», мне было бы легче. А я прямо физически ощущаю, что с ней сейчас происходит. Как будто моя, а не ее жизнь сейчас рушится. Голос у Аркаши был ровный и пустой. Тупая боль.

«Да, уж лучше бы Кира был мужиком», — подумал я, но мысль озвучивать не стал. Вместо этого посоветовал:

— Позвони ей, мне кажется, слова найдутся.

— Она не — возразил Аркаша, но все-таки ушел в другую комнату. И скоро вернулся:

— Бесполезно.

— Давай так, — предложил я, — ты ей напиши, что это я случайно отправил sms с твоего телефона. У нас же одинаковые «Нокии». Ну, а я скажу, что девочки у тебя в телефонной книге идут рядом, и я просто перепутал.

— Вообще, да, логично, что Аня и Кира идут друг за другом. Кира же Азарова, может, и правда прокатит, --без особого энтузиазма сказал какой-то вдруг подряхлевший Аркаша. Sms-ка с объяснениями улетела. Ответа не последовало.

— Помнишь, ты мне говорил про выбор? — спросил друг. — Забавно, как в одну секунду одержимость Кирой превратилась в равнодушие, а равнодушие к Ане — в одержимость. Он взял телефон и стал методично что-то набирать. А потом объяснил:

— Я сознался во всем, во всем мелком вранье, которое было с моей стороны. Даже про ту ее одноклассницу, с которой я целовался на пикнике, когда напился. И еще я сказал, что с Кирой у меня ничего не было, и это просто какое-то наваждение, а без Ани я не смогу жить.

Звонок. Тонущий в болоте так не хватается за камыш, как Аркаша рванул к трубке. Брать он ее не стал.

— Это Кира, — произнес он разочарованно. — Сань, ответь, что я умер или что меня забрали инопланетяне. Или что ко мне приехала жена.

— Насчет жены — это смешно, — улыбнулся я.

Аркаша долго смотрел сквозь меня, и я буквально почувствовал рождение какой-то очень важной мысли в его кудрявой голове.

— Знаешь, а я поеду предложение сделаю!

— Что?! Ты с ума сошел? — это было слишком. — Хватит истерить, даже если она тебя пошлет, это не повод предложение-то сразу делать. Ты сейчас неадекватен и просто хочешь решить проблему!

— Ты меня часто неадекватным видел?

Я попытался вспомнить:

— Только когда в Doom мне проиграл и клавиатуру в меня кинул. А в остальном ты чертова мумия.

— Вот именно. Я понимаю, что делаю. Я правда себе потом этого не прощу. С ней мне первый раз в жизни не одиноко. Первый раз в жизни.

Знаешь, а я поеду предложение сделаю!

Через час пути и молчания мы были у двери Аниной квартиры. То, что она дома, Аркаше было известно, так как они еще утром договорились, что он ее заберет вместе с каким-то необыкновенным салатом.

Обычно флегматичный Аркаша сейчас нервно поправлял волосы, расстегивал и застегивал куртку, смотрел мне в глаза — как будто ждал ответа не от Ани, а от меня.

Я позвонил. Щелкнул замок. Дверь отворилась. В дверях стояла невыносимо трогательная Аня. В ее глазах было какое-то сожаление.

— Мальчики, простите, ради бога, я все проспала! — начала оправдываться она. — Я только сейчас увидела все звонки пропущенные, там еще sms куча. А вы, наверное, испереживались.

Аркашу можно было сразу сдавать в Музей мадам Тюссо. Его дизайнерская душа не могла выдержать второго такого удара.

— Аня, да мы чуть с ума не сошли! — правдиво взорвался я.

— Ну простите меня, пожалуйста, я не думала, что вы будете так переживать! — парировала Аня. — Аркаша, я не представляю, что ты мне там понаписал!

Я тоже не представлял. Я знал точно и понял, что пора брать всю эту шекспировщину в свои руки.

— Аня, у меня телефон сел, дай, пожалуйста, — попросил я, взял протянутый аппарат и ушел на кухню. Чистка компромата заняла у меня пару минут. Уничтожив все sms от Аркаши, я вдруг увидел сообщение от какого-то Андрея, пришедшее за час до той роковой ошибки: «Аня, вернись, я прошу! Или хотя бы давай встретимся и поговорим, я просто не могу без тебя». И я просто не смог не прочесть Аниного ответа, отправленного, очевидно, после некоторых сомнений: «Прости, слишком поздно, я люблю другого. С наступающим!»

В каждую минуту нашей жизни мы делаем выбор, и он виден кому-то наверху. Ну или внизу. Это не важно, главное, что нам всегда воздается сообразно нашему выбору.

— Аркаша, тебе какая-то Кира звонит! — вдруг послышалось из гостиной.

Я вошел в комнату, взял телефон и сказал:

— Это она мне звонит, мой телефон сел, — сделал свой выбор я."

Источник: Журнал "Cosmopolitan"

17.04.2015
407

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Смотрите еще