Заказать рекламу

Отношения матери с ребенком в период пренатального и раннего постнатального развития

В психологической литературе общение и взаимодействие с ребенком рассматривается в качестве наиболее важной детерминанты для становления и развития материнской сферы в процессе беременности.

Однако после рождения ребенка исследователи наибольшее внимание уделяют рассмотрению материнского отношения как важнейшего источника детского развития.

Исследование влияния матери на здоровье и психическую полноценность ребенка на этапе младенчества связанны с пониманием важности раннего общения матери и ребенка. Именно в этот период в общении с матерью у ребенка формируется базовое доверие к миру, что не может быть восполнено в последующей жизни.

“Достаточное физическое и эмоциональное удовлетворение со стороны матери формирует тот слой первичного доверия к миру, который окрашивает всю дальнейшую жизнь. Напротив, в силу ущербности матери или враждебности окружения у ребенка возникает чувство недоверия к миру и личностной неустойчивости.”

Важность материнского отношения на ранних этапах развития ребенка, его сложная структура, множественность культурных и индивидуальных вариантов побуждали исследователей различных направлений делать этот период материнства предметом своего изучения.

Достаточно широко и полно описана структура родительского отношения; модели и типы материнского отношения, детерминанты родительского отношения, внутренние механизмы и условия развития детско – родительских отношений на этапе младенчества.

В структуре родительского отношения выделено несколько факторов: эмоциональный, когнитивный и поведенческий. Причем, каждый из этих аспектов имеет достаточно сложное содержание. Эмоциональный фактор распадается на три оси: принятие – отвержение, симпатия - антипатия, близость – отдаленность. Поведенческий – доминирование – партнерство, потакание –автономия. Когнитивный содержит адекватное представление о ребенке и различные типы приписывания.

Разная степень выраженности составляющих эти факторы позволяет создать большую типологию родительских отношений. аиболее часто описываются в литературе следующие 6 типов родительского отношения:

1. отвержение – непринятие ребенка как конкретной личности, отношения холодные, унижающие. Цель запретов – ограничение контактов с ребенком.

2. безразличие – холодное отношение, но без враждебности. Родители уделяют ребенку внимание только в ситуации настойчивого требования со стороны ребенка. Родительская забота распространяется в основном на удовлетворение физических потребностей ребенка.

3. гиперопека или тревожное отношение – стремление оградить ребенка от трудностей и неприятностей. Самостоятельность и независимость наказываются. При этом ребенок занимает центральное, привилегированное место в семье. Отношения с ним эмоционально насыщенны.

4. сверхтребовательность – родительское отношение отличает доминантность. Основное средство воспитания введение запретов и ограничений. Основная задача родителя формирование в ребенке определенных важных для родителя качеств и способностей.

5. устойчивость – восприятие ребенка как части общей жизненной ситуации. Родители охотно занимаются с ребенком, но и не делают особых усилий чтобы воспитывать его. Эмоциональное отношение устойчивое и позитивное.

6. активная любовь или помогающее отношение – родители посвящают ребенку много времени, стараются помочь в стремлении ребенка к независимости и самостоятельности. Занимают партнерскую позицию.

На формирование того или иного типа родительского отношения влияют различные детерминанты. В качестве таковых в литературе выделены следующие:

1. Особенности личности родителя.

2. Личностные и клинико-психологические особенности ребенка как фактор формирования родительского отношения.

3. Этологический фактор формирования родительского отношения.

4. Особенности семейного общения взрослых членов семьи.

5. Социокультурные и семейные традиции родительского поведения.

Наиболее полное освещение внутренних механизмов диадических отношений, наиболее важных аспектов взаимодействия с ребенком и динамики материнского отношения на этапе младенчества мы находим в работах психоаналитически ориентированных авторов: Д.В. Винникота, Р. Шпитца, Э Эриксона, М. Кляйн, А. Адлера, А.Фрейд, Ф. Дольто.

В своих работах они доказали что все аспекты (когнитивный, эмоциональный, поведенческий) отношений в диаде мать – дитя в этот период максимально важны. Другое направление рассмотрения раннего взаимодействия матери и младенца исходило как из психоаналитических так и этологических идей, и предположения существования у младенцев инстинктивных программ поведения, которые вызывают необходимую для выживания и развития заботу со стороны взрослых. Идеи, получившие свое развитие в теории привязанности.

Однако, Э. Эриксон опровергает их утверждения, считая, что влечения, с которыми человек появляется на свет – это не инстинкты, равно как и комплиментарные влечения его матери нельзя считать всецело инстинктивными по природе, рассматривая их в качестве просоциальных способностей ребенка. «Ни те ни другие не несут в себе паттернов завершения, самосохранения, взаимодействия с каким либо сегментом природы, как у животного», их еще «должна организовать традиция и совесть».

Бессмысленно говорить о ребенке как о животном в процессе обучения. Детское воспитание через усвоение модусов физического подхода должно способствовать усвоению модальностей социальной жизни, научению ребенка жить в пространстве и времени его культуры.

В этих выводах просматривается явная аналогия с интерпсихической формой действия по Л.С. Выготскому, утверждавшем, что всякая психическая функция выступает на сцену дважды – сначала как распределенная между ребенком и взрослым в своей интерпсихической форме, и только затем как индивидуальное достояние самого ребенка, т.е. в интрапсихической форме.

Особо следует отметить выводы характерные для всех указанных исследований о том, что взаимодействие с матерью в этот период оказывает воздействие на происхождение, природу и функционирование внутрипсихических структур в личности ребенка.

Из литературы посвященной анализу закономерностей развития ребенка видно, что период младенчества делится на стадии, отличные по содержанию решаемых в диаде задач и формам взаимодействия ребенка и матери.

Первая стадия, которая и является предметом нашего рассмотрения, в рамках эмпирического исследования - стадия первичного взаимодействия в психоанализе определяется как физиологическая прелюдия к объектным отношениям однако именно здесь закладывается основа будущих социальных взаимоотношений. Ее продолжительность примерно равна двум месяцам.

Главной задачей для матери и младенца является стабилизация физиологических циклов для сохранения гомеостатического равновесия. Создается впечатление, что на этом этапе мать легко можно заменить другим человеком; однако это не так.

Данные свидетельствуют о том, что ребенок подготовлен к взаимодействию именно с матерью. В этом взаимодействии используются различные физиологические системы как у матери так и младенца,(зрительная, слуховая, кинестетическая, вкусовая и обонятельная). Утонченные биологические способности младенца и способность матери «отзеркаливать» (Винникотт) аффективные переживания ребенка приводит к образованию системы обратной связи.

В термине «отзеркаливание» Винникотт описывает механизм взаимодействия матери с ребенком, при котором отношение матери к своему ребенку, отраженное на ее лице, «считывается» ребенком. Чувствуя то, что видит в матери, младенец формирует базисное ощущение хорошего состояния и безопасности.

Аффективные взаимодействия между матерью и ребенком, включая визуальные, тактильные и кинестетические переживания обеспечивают фон, на котором ребенок начинает строить чувство собственного «я» и восприятие другого, отличающегося от него самого, целостного и отдельного. Этот решающий вклад матери подчеркивался и Кохутом, который отмечал, что детское выживание требует специфической психологической среды – наличия отзывчивых, выразительных Я – объектов, которые подтверждают ребенку его природную энергию и жизнеспособность.

Таким способом развивается особая приватная форма взаимоотношений между матерью и младенцем, обеспечивающая основу для надлежащего психологического функционирования в последующие периоды развития. Это двустороннее отношение, обеспечивающее необходимые условия для развития ребенка, возможно лишь при определенном изменении способов взаимодействия с другими со стороны матери.

Мать в этот период может быть «достаточно хорошей матерью» при условии, что находится в особом состоянии сознания, позволяющем ей чувствовать потребности своего ребенка как будто свои собственные, т.е. в состоянии полного чувственного слияния с ним. «Этому нельзя научить. Мать чувствует: младенца надо взять на руки или положить, не трогать или перевернуть.

И лишь при определенных внешних помехах женщина не может быть «достаточно хорошей матерью» после рождения ребенка.

Обобщая высказывания Д.В. Винникота, характеризующие «достаточно хорошую мать» можно сказать, что основным условием подобного отношения к ребенку является доверие матери своим внутренним ощущениям, связанным с ребенком, т.е. уверенность в себе как в родителе; слабая выраженность когнитивного компонента отношения, результирующегося в значенческих характеристиках отдельных качеств ребенка, и преобладание в материнском отношении на данном этапе аффективного и поведенческого компонента: мать действует в ответ на аффективные переживания.

Вот почему любое вмешательство со стороны, направленное на рефлексию процессов, происходящих в диаде, может разрушить установившееся отношение. Как только отношение к ребенку стягивается к объектному полюсу отношений, оно престает быть условием полноценного развития ребенка.

Описывая феномены характерные для данной ступени развития Я.Л. Морено называет ее первой вселенной. Мать и ребенок образуют интеракциональное единство, являющееся прообразом всех последующих интеракций ребенка с другими людьми, т.е. является матрицей социального развития человека или «социальной плацентой».

Подобно тому, как органическая плацента поставляет младенцу питательные вещества, необходимые для его органического развития, социальная плацента обеспечивает субстанциональную основу для социального развития. Ребенок пока еще не воспринимает мать как «Ты» а ее заботу о себе в качестве ее действий.

В рамках первого своего переживания мира, в котором нет еще дифференциации между «Я» и «Ты» и в котором ребенок ощущает тождество с окружающем миром, он воспринимает мать как часть или продолжение себя самого.

Мать же со своей стороны угадывает и понимает все потребности ребенка, исполняет все действия, которые он сам совершить еще не может, но которые являются необходимыми для удовлетворения его жизненно важных потребностей.

Возможность такого материнского отношения к ребенку связана с самим процессом формирования отношений с другими в раннем онтогенезе, когда первоначальное единство «Я» и «Ты», сохраняясь как основание всех последующих отношений человека, позволяет вчувствоваться во внутренний мир другого.

Для осуществления такого взаимодействия с ребенком мать должна обладать способностью к глубокому эмпатическому сопереживанию с ребенком с одновременным сохранением взрослой позиции, что позволит ей заботиться о ребенке, проявлять устойчивое отношение к нему в независимости от поведения ребенка в данный момент, то есть, сохранять свою зрелую самоидентичность не растворяясь в ребенке.

Именно при таком отношении матери в этой матрице социального развития переживание совместного бытия, совместного чувствования и совместного действования матери и младенца становится глубинным переживанием тождественности новорожденного с миром и образует основу для дальнейшего доверия к собственному бытию.

Оно соответствует описанному Эриксоном базисному доверию. В это время отношения ребенка и взрослого не опосредованы ничем – никакой предметностью и никакого другого содержания, кроме слитого «Я и Ты» это форма общения не несет. Младенец целиком сосредоточен на «Ты» взрослого, которое неотделимо от его «Я».

Хотя уход за ребенком связан с многочисленными предметными действиями, эта предметность еще не включена в отношения с ребенком. Любовь, которую С.Л. Рубинштейн определял как чувство «хорошо, что ты существуешь в мире» и в которой происходит утверждение бытия человека, осуществляется здесь в наиболее чистом виде. Именно на этой стадии, по мнению ряда исследователей происходит закладка субъектного отношения к другому в самосознании ребенка.

На следующем этапе главной задачей младенца становится формирование твердой привязанности к матери. Действия, аффекты и восприятие младенца все больше сосредотачивается на межличностном взаимодействии с матерью, в котором активны оба участника.

Опыты повторяющихся пристальных разглядываний матери, которая постоянно взаимодействует с ребенком и обеспечивает его чувством безопасности, ведет к закладке чувств постоянства объекта и постоянства себя – истоку самосознания. Наиболее важным аспектом взаимоотношений матери и младенца в этот период является аффективный климат. Именно аффективно обусловленный и взаимно стимулирующий диалог порождает обстановку, из которой возникают объектные отношения и внутрипсихические структуры.

Морено. описывая механизмы дальнейшего развития первичной вселенной, говорил о выделении матери как особой части мира ребенка, а затем о первичном отделение от нее посредством подражания ей как внешнему, иному объекту. Он называет этот этап стадией «познания Ты», так как ребенок сначала выделяет Другого как объект познания и через это выделение происходит процесс идентификации «Я». Однако автор оговаривается, что это процесс интеракционального познания, познания через внешнее действие. Осознание своих действие более поздний этап развития ребенка.

Теоретические построения, касающиеся ранних отношений матери и ребенка, постулируют следующие выводы: механизмы формирования отношений в процессе раннего взаимодействия матери с ребенком являются основой для последующего развития всех видов отношений человека к себе, другим, миру. Отношения в диаде мать – дитя динамичны и проходят в своем развитии два этапа: первичное интеракциональное и эмоциональное единство и последующая дифференциация между «Я» и «Ты».

Этапы развития отношений в онтогенезе находят свое отражение в двойственной структуре субъектного отношения к другому, содержащему в себе одновременно «другого» как внутреннее содержание сознания и «другого» как внешне воспринимаемого объекта.

Движение двух разнонаправленных интенций к Другому создает условия для развития индивидуального сознания. Именно таков механизм развития материнского отношения к ребенку и на этапе беременности.

Все изложенные нами закономерности находят свое отражение в исследовании отношений к вынашиваемому ребенку на этапе беременности. Этот аспект психологии беременности является наиболее полно исследованным. Выявлено, что отношение к вынашиваемому ребенку динамично и проходит через определенные этапы, соответствующие триместрам беременности. В первом триместре беременности наблюдается слабая дифференцированность собственного Я женщины от вынашиваемого ребенка.

Это характеризуется аффективным и интеракциональным единством, слабой представленностью когнитивного компонента. Само это отношение является результатом актуализации в самосознании женщины «идеальной представленности» ребенка, как другого уже живущего в сознании до реальной встречи с ним. Причем этот внутренний другой лишен своей конкретной определенности и является обобщенным представителем рода: «В этом субъекте погашена индивидуальная особенность того или иного Я».

Он принципиально не сводим к каким-то конечным определенным характеристикам, он причастен к субъекту и слит с ним изнутри. Именно такая идеальная форма бытия Другого во внутреннем пространстве субъекта является условием переноса уже существующего внутреннего содержания на конкретного ребенка в последующем и установления отношений с ним. Содержанием данного первичного отношения являются переживания, вынесенные из онтогенетического опыта женщины и культурно обусловленное содержание образа ребенка.

В некоторых случаях отношение женщины к вынашиваемому ребенку может ограничиваться чувством физического симбиоза, при котором плод воспринимается лишь как часть собственного тела, от которой, при желании, можно с легкостью избавиться. В других же случаях уже на этом этапе наблюдается восприятие ребенка как субъекта отношения.

Второй триместр беременности, по мнению исследователей, сопровождается качественными изменениями в отношении матери к вынашиваемому ребенку. Это связано с таким явлением как шевеление ребенка, которые именно во втором триместре делают доступным восприятию матери внутриутробную жизнь плода. Ребенок начинает восприниматься женщиной как нечто уже существующее, отличное от нее, но в то же время витально неразрывное с нею. Появляется своеобразное «двойное Я», где ребенок – уже не «мое Я», но одновременно еще не самостоятельное «Я».

Именно в этот момент обостряются амбивалентные переживания, связанные с тем, что две разнонаправленные идентификации актуализируются в подсознании женщины. Шевеления ребенка вынуждают ее идентифицироваться с материнской ролью, и в то же время она по-прежнему сама идентифицируется с ребенком, заново проживая свой ранний пренатальный и младенческий возраст.

Ребенок, с которым предстоит сепарация, является внутренним содержанием самосознания женщины, интроецированный объект, присвоенный в прошлом. Осознание факта шевелений ребенка как проявлений его субъективности способствует процессу разделения с интроектом.

Итак, для отношения к ребенку у женщин второго триместра беременности характерным является: начало дифференциации Я матери и вынашиваемого ребенка.

Третий триместр характеризуется тем, что внимание женщин переносится из настоящего в будущее – на роды и последующее взаимодействие с ребенком. По мнению ряда авторов, женщина общается не с тем образом ребенка, который развивается внутри ее тела, а видит своего ребенка после рождения.

Таким образом, в третьем триместре беременности осуществляетсядальнейшее развитие процессов, начатых ранее: происходит дифференциация образа дитя от представлений матери о себе и других, и выстраивание прогностичной модели отношений с ребенком после родов на основе полученного опыта и представлений матери о себе и своем ребенке.

В данных исследованиях указывается на существование взаимосвязи между отношением и восприятием женщины своего ребенка на этапе беременности и последующими детско – родительскими отношениями.

Особенности динамики материнского отношения на этапе беременности в целом весьма сходны с особенностями динамики ранних детско – родительских отношений. В ряде исследований, однако, указывается, что может не наблюдаться динамики данного отношения на этапе беременности, и основные характеристики восприятия женщиной своего ребенка остаются неизменными на протяжении всей беременности, порождая определенные трудности во взаимодействии с ребенком после родов.

Описаны варианты стилей переживания беременности по критерию отношения женщины к вынашиваемому ребенку, согласующиеся с наиболее часто, встречаемыми в литературе стилями родительского отношения: адекватный, тревожный, эйфорический, игнорирующий, амбивалентный отвергающий.

Специфичность исследований диады мать – дитя на этапе беременности не позволяет с большей степенью достоверности утверждать, какие элементы структуры материнского отношения является наиболее важными для полноценного развития внутриутробного ребенка. Характер связи между переживаниями матери и судьбой будущего ребенка столь сложен, что даже простая типологизация содержания ожидания ребенка и, тем более, изучение внутренней структуры этого феномена, требуют основательного и длительного изучения.

Однако большинство исследователей указывают на то, что условием развития специфически человеческих способностей ребенка и вызревания материнской сферы в личности женщины являются социально – психологические процессы, разворачивающиеся между женщиной и ребенком.

Согласно концепции становления пренатальной общности, во втором триместре беременности может происходить установление коммуникации между матерью и ребенком: теперь женщина получает возможность придать смысл движениям плода, отвечать на них, вызывать их.

Субъективность еще не рожденного ребенка уже формируется в субъективном пространстве матери. Подчеркивается, что в случае, если общение матери и ребенка отсутствует, то возникает формальная общность, где ребенок воспринимается как объект «для применения воспитательных техник и чужих советов». Т.е. не происходит идентификации ребенка как Другого, а его образ остается слитым с образом младенческого «Я» матери.

В работах французских психоаналитиков внутриутробный ребенок понимается как существо языковое по своей сути, а основным механизмом развития человеческой психики и специфически человеческих способностей являются опосредованные символикой языка отношения матери и ребенка.

Витальность плода нуждается в языковом оформлении, которое должна осуществлять мать и делать это еще до рождения. Язык выступает здесь как искусственная форма самосозидания человека, конституирующая те специфически человеческие способности, которыми обладает новорожденный ребенок.

Внутриутробный ребенок в гуманитарных науках понимается как человеческое существо, он обладает автономной субъективностью, способной к спонтанному самовыражению, которое, в свою очередь, влияет на эмоциональное состояние беременной.

С этой точки зрения, травматические влияния на плод происходят потому, что у внутриутробного младенца отсутствуют средства коммуникации, он не был услышан и понят матерью. Практика, основанная на этой модели, стремится к установлению коммуникации между внутриутробным младенцем и матерью, которую замещает психотерапевтическая группа и/или психотерапевт, помогающие перевести в слова телесные и визуальные переживания.

Основная интенция подобных практик сформировать или актуализировать полюс персонификации в отношении к ребенку, предполагающий выделение его как субъекта, другого, присутствующего во внутреннем диалоге матери Условием запуска процессов сепарации в материнском сознании собственного Я и ребенка как отдельного от нее субъекта является символически опосредованое взаимодействие матери со своим ребенком.

Именно с этой точки зрения происходит анализ процессов происходящих в период беременности в концепции Ю Шмурак. Она утверждает, что в процессе беременности происходит становление детско – родительской общности, названной ею «пренатальная общность». Пренатальная общность ограничена во времени зачатием и рождением и включает в себя все связи и отношения с миром, реальные и воображаемые, в которых находится женщина, ожидающая ребенка.

Для анализа существующих представлений о развитии пренатальной общности автор использует понятия из концепции развития субъективности психологической антропологии. Та или иная форма субъективности является результатом развития со-бытийной общности на некотором временном отрезке жизни. Общая возрастная задача человека на ступени пренатального развития состоит в том, чтобы к моменту рождения стать со-участником общения в сознании, переживаниях и деятельности матери.

Процесс становления пренатальной общности согласует и упорядочивает пренатальные способности внутриутробного младенца, создавая основу для материнской программы постнатального общения. В данном подходе автор предполагает возможность интериоризации материнского отношения и превращение его в социально–психологические способности вынашиваемого ребенка уже в период внутриутробного развития за счет организации пренатальной общности как единого смыслового пространства существования матери и дитя, и позволяет ему сформироваться как человеческому существу, субъекту общения и отношения.

При этом становление и развитие материнского отношения к ребенку связано с особенностями их взаимодействия, реализуемого в виде конкретных культурных моделей уже на стадии беременности. А именно чередование в материнском сознании двух полюсов отношения к ребенку как к тому «другому», который является частью ее самосознания и с которым ей необходимо сепарироваться и как к «другому» внешне противостоящему ей объекту, к которому ей необходимо выстраивать определенные смысловые отношения. По мнению автора, чередование этих двух стратегий и является условием развития конструктивной детско – родительской общности.

Предпосылкой для рассмотрения социально – психологических процессов, между матерью и вынашиваемым ребенком явились открытия в области эмбриологии, перинатологии и психологии. В начале 70-х годов были проведены экспериментальные наблюдения за взаимодействием новорожденного ребенка и матери, которые оказались революционными с точки зрения понимания социально – эмоционального развития ребенка.

У младенцев были обнаружены столь необходимые для взаимодействия с матерью и дальнейшего развития врожденные «способности устанавливать человеческие взаимоотношения». Было установлено, что новорожденный ребенок обладает не только биоинстинктивными способностями но и просоциальными, обеспечивающими возможность раннего взаимодействия со взрослым.

Представители Британской школы объектных отношений и близкие им американские исследователи считали, что социальные отношения человека существуют с самого рождения и не основываются на физиологических потребностях. Утверждали, что основное влияние на развитие ребенка оказывает не удовлетворение биологических потребностей, а ранний социальный опыт.

Тому способствуют и открытые в последнее время закономерности пренатального развития психики. В процессе развития пренатологии и пренатальной психологии было установлено, то огромное значение материнского отношения к вынашиваемому ребенку для развития, выживания и формирования психического здоровья еще на этапе внутриутробного развития. “...истинное воспитание начинается до рождения, только оно могущественно и эффективно и не поддается уничтожению”.

Основная парадигма данного подхода опирается на факт доказанности связи между содержанием ожидания ребенка и его последующим развитием и обучением. Механизмы передачи информации от матери к ребенку и ее запоминание в период беременности в настоящее время только начинают исследоваться учеными, однако, современная перинатология опирается на иные парадигмальные установки.

Парадигма XX века состояла в том, что развитие идет от простого к сложному, от единичной клетки к сложному организму. При этом органы и системы растут и развиваются, чтобы после рождения начать функционировать.

Действительность разрушила эти представления: формирующаяся структура немедленно проявляет свою функцию. Все системы: кровообращения, дыхания, пищеварения, мочевыделения, др. - по мере формирования и созревания начинают функционировать с различной интенсивностью и в различном объеме.

То же относится и к органам чувств: кожная чувствительность обнаруживается уже с 7 недель от момента зачатия, функция вестибулярного аппарата - с 12, вкусовых сосочков - с 14, органов зрения и слуха - с 16-18 недель, то есть задолго до рождения органы чувств человека уже способны воспринимать информацию из окружающего мира.

Ученые обнаружили, что структура мозга младенца в 24-28 недель от зачатия соответствует его структуре у доношенного ребенка и взрослого человека. Научные исследования, проведенные в области эмбриологии, психонейроэндокринологии позволили прийти к заключению, что с момента своего формирования нервная система, мозг участвуют в регуляции функций всех органов и систем неродившегося ребенка.

Органы чувств, тесно связанные с мозгом, по мере своего формирования начинают функционировать и воспринимать раздражители, что сопровождается соответствующими реакциями со стороны других органов, например, музыкальное воздействие на орган слуха неродившегося ребенка вызывает изменение его сердцебиения.

Со второго триместра беременности внутриутробный ребенок способен видеть, обонять, воспринимать вкус, слышать и помнить о событиях фетальной жизни, т.е. именно с этого периода начинается подлинная психическая жизнь плода. Возражения о неполной миеленизации нервного волокна в результате чего плод не получает сигналов от своих органов чувств не состоятельны: сегодня уже доказано, что высокая организация деятельности мозга возможна и при неполной миелинизации.

Важно, что именно во втором триместре и в сознании матери начинают происходить наиболее важные изменения, касающиеся ее отношения к ребенку, осознания себя в качестве матери. Одним из наиболее изученных факторов являются эмоций матери влияющие на психику и физическое здоровье внутриутробного ребенка. Открытие нейрогормонов позволяет говорить о механизме передачи эмоций матери плоду.

Исследования отечественных и зарубежных ученых, проведенные на больших выборках, говорят о том, что сильное эмоциональное напряжение во время беременности 100% коррелирует с нарушениями у плода. В настоящее время получена масса прямых статистических данных, что материнские страхи, напряжение, депрессия и тому подобные психические состояния могут повредить развивающемуся плоду.

Многочисленными исследованиями психологов, психоаналитиков, психотерапевтов установлено, что информация, полученная неродившимся ребенком, фиксируется в его памяти. Эта информация, в сочетании с генетической обусловливают психологические и поведенческие особенности человека.

Если она имеет негативное содержание, то появляющиеся особенности могут осложнять жизнь индивида, нарушать его взаимоотношения в социальной среде, способствуют вовлечению его в конфликты большей или меньшей степени выраженности.

Однако, в силу высокой корреляционной связи между наблюдаемым отношением к ребенку и поведением матери на этапе вынашивания и особенностями этого отношения после рождения, неправомерно утверждать, что именно пренатальный период является базовым для формирования указанных личностных структур.

Гораздо более существенным является исследование факторов, влияющих на само формирование материнского отношения в процессе беременности. Этот аспект отношения матери к вынашиваемому ребенку на этапе беременности является наименее изученным. В этой области можно сослаться на незначительное количество работ, где прицельно рассматриваются детерминанты формирования материнского отношения к ребенку на этапе беременности.

В рамках этого направления выделены и описаны наиболее существенные характеристики восприятия ребенка, обусловленные соматическим статусом матери и ее личностными особенностями и их взаимосвязь с формирующимся материнским отношением.

Наиболее важными для формирования материнского отношения считаются субъектность – объектность и позитивность – негативность образа будущего ребенка, что обусловлено личностными особенностями матери. Именно эти характеристики оказывают наибольшее влияние на течение беременности, клинические характеристики перинатального периода и более всего коррелируют с теми особенностями детско – родительского взаимодействия, которые наблюдаются после родов .

В качестве еще одной детерминанты выступает семейная история будущей матери, повлиявшая на формирование той или иной модели материнского отношения. Так в частности констатируется, что большинство беременных с девиантным стилем переживания беременности были воспитаны в семьях, где были случаи отказа от детей.

Таким образом, в настоящее время не исследованными являются влияние семейного общения и особенностей взаимоотношений женщины с партнером – отцом ребенка, их влияние на формируемое материнское отношение к ребенку. Что и будет проанализировано нами в следующих частях работы.


к.п.н., перинатальный психолог

Могилевская Е.В

26.09.2014
1367

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Смотрите еще